Я ознайомився із Політикою конфіденційності та даю свою згоду на обробку моїх персональних даних.

Політика конфіденційності
Всеукраїнський портал національного усиновлення
«Сирітству — ні!»
Rozvitok Rozvitok
Гаряча лінія
0-800-50-90-01



«Я сразу же сказал жене: «Это наш сын!»

Киевляне Роман и Светлана усыновили мальчика, анкету которого увидели на портале «Сиротству – нет!».

– Две недели назад наш сынок знал лишь несколько букв, а сегодня начинает читать! – не без гордости заявляет папа шестилетнего Саши пользователям портала «Сиротству – нет!». – Недавно он сложил слово «футбол» и был очень горд, ведь в этом слове целых шесть букв. Когда Саша поселился у нас, то знал только три буковки. Сегодня он уже складывает слова из слогов, осваивает цифры, а ведь мы познакомились с ним всего два месяца назад, в октябре.

Роман считает, что все дети талантливы от природы, нужно лишь развивать их таланты. А в интернате заниматься этим, по сути, некому. Новым родителям Саши, знакомя их с историей мальчика (как практически всем, кто забирает в семью ребенка из интерната), говорили, что у мальчика есть некоторые проблемы с вниманием и дикцией, поскольку им никто не занимался. Но несколько встреч с Сашей до усыновления и две недели, проведенные дома, показали маме и папе, что он очень способный. Просто не хватало внимания и нормальной семейной атмосферы.

– Саше хочется заниматься всем: играть и на губной гармошке, и на гитаре, как его старший брат, и читать, и считать, и рисовать, и заниматься карате, – рассказывает Роман. – Он очень спортивный и очень трудолюбивый. Как только я начинаю убирать, он тут же вызывается мне помочь: «Папа, давай я». Обслуживать себя, складывать свои вещи в интернате научили. Но его развитием в этом учреждении заниматься было особо некому. Дети там выживают сами по себе. И именно выживают: кто сильнее, тот и прав, кто утром первый встал, того и тапки. Посещая Сашу, мы с женой наблюдали, как ребятня, привыкшая заботиться о себе самостоятельно, привыкшая сопротивляться внешней недружественной среде, к сожалению, озлобляется.

Роман вспоминает, как они с супругой приехали к своему будущему сыну после двух недель вынужденного отсутствия, и он немного обиженно заявил им: «А я думал, что вы уже больше не приедете». Наверняка мальчику это внушили товарищи по несчастью, к которым ранее приходили знакомиться люди, планирующие взять их в семью. Но что-то не сложилось, и ребята рассказали о своем печальном опыте.

– Мы принесли Саше игрушки, сладости, сказали, что хотим стать его родителями. Тогда другие дети начали интересоваться: «А мне вы что-нибудь принесли? А меня вы возьмете?» – вспоминает Роман. – Конечно, морально выдержать такое было трудно, особенно моей жене. Мы старались играть со всей группой товарищей Саши. Поняли, что чем скорее ребенка заберем из интерната, тем лучше для него, тем быстрее уйдет чувство обреченности. Саша всего четыре месяца пробыл в интернате, но когда мы увиделись с ним в первый раз, он взял подарки и спросил: «Ну, я пойду в группу поиграться?» И на вопрос, хочет ли он переехать к нам, в первый раз ответил, что ему и здесь «ничего так»: «Вы приезжайте. Вы же будете ко мне приезжать?» При первой встрече он неохотно согласился погулять с нами во дворе. А уж в третий наш приезд (а мы приезжали четырежды и навещали Сашу по два раза в день несколько дней подряд) наш будущий сын уже поинтересовался, когда мы заберем его домой. На втором свидании он стал называть нас мамой и папой и очень ждал нас. А когда Саша, увидев фотографию старшего сына-студента, заявил, что хочет такого братика, мы поняли: ему необходима забота и защита, которых ему не хватает. Будучи однажды брошенным своими родителями, мальчик разуверился во взрослых и уже не доверяет им.

По словам Романа, Саша (по своему темпераменту «круть-верть») дома тоже время от времени испытывает родителей, показывая не только свои таланты, но и характер.

– Мы запаслись терпением, чтобы показать Саше, что любим его, что он нужен нам таким, какой есть, – говорит Роман. – Я действительно полюбил ребенка, едва взглянув на фотографию. А при первом знакомстве полюбил еще больше, несмотря на то, что Саша не сразу шел на контакт. Ведь при первом контакте с ребенком в помещении слишком много взрослых: и будущие новые родители, и психолог интерната, и сотрудник службы по делам детей. Конечно, ребенок чувствует, что неспроста вокруг него собралось так много взрослых, что решается его судьба, и не знает, как себя вести, теряется. Не знает, что и как будет после того, как он сделает первый шаг – лучше ему будет или хуже. И в этой ситуации ребенка можно понять. Я наблюдал, как папа сдавал в интернат своих детей…

Из невольно услышанного разговора Светлана и Роман поняли, что мужчина лет 50 отец мальчиков примерно 15 и 12 лет. А женщина с ним рядом, скорее всего, мачеха.

– Думаю, не могла бы родная мама так спокойно сдавать своих детей в интернат, – вспоминает Роман. – Мужчина, по виду не алкоголик, отчитывал ребят: «Я же тебе говорил, это последнее предупреждение, а ты меня не слушал. И тебе говорил». Дети слушали, опустив головы. Они были в растерянности. Потом видел, как им выдают одежду, полотенца. Сердце разрывалось…

Роман рассказал, что видели они с женой людей, которые приходят в интернат с похмелья, с перегаром. Но дети все равно рады родителям.

– Один папа, который, похоже, избил мать ребенка так, что она попала в больницу, оправдывался: «Сын, я не хотел». И дал парнишке мобильный – поговорить с мамой, – рассказывает Роман. – Конечно, в такой семье ребенок озлобляется. Многие мальчики в интернате матерятся, дерутся. Девочки рано начинают кокетничать, видимо, надеясь, что мужское внимание изменит их судьбу, как в сказке. У этих детей нет стимулов для развития и некому их подсказать. Поэтому детям, которые остались без родительского попечения, взрослые как можно скорее должны найти семью. Нельзя ребенку оставаться в интернате надолго. И те, кто берет его в семью, должны понимать, что это личность, а не вещь, которой просто не хватало для полного счастья. Ребенка нужно любить, понимать и принимать таким, какой есть.

Наши собеседники приняли решение об усыновлении еще два года назад. Но найти ребенка получилось не сразу. Понравившимся братишкам, которых супругам показали в базе службы по делам детей по месту проживания будущих усыновителей, почему-то не был присвоен статус сирот. Долго изучали анкеты детей на разных ресурсах, но только кода увидели фотографию Саши на портале «Сиротству – нет!», ёкнуло сердце.

– Наш сын находился в интернате в другом регионе, куда ездить было и далеко, и накладно, но я, как только увидел Сашу, понял, что именно этот мальчик будет нашим, – рассказывает счастливый папа. – Увидев снимок Саши на портале, я сразу сказал жене: «Это наш сын!» Что интересно, когда мы получили решение суда и забирали его домой, сотрудники интерната отметили, что мы с Сашей похожи. И мои товарищи по работе тоже заметили наше сходство, даже шутят на эту тему. А мы тем временем знакомим Сашу со всей нашей семьей, где все его ждали. Ему это очень нравится, ведь все дети хотят, чтобы их любили, чтобы в них нуждались. И, может быть, тем, у кого выросли собственные дети, а рожать поздновато, стоит задуматься: не найдется ли в их доме и сердце места для еще одного ребенка, который ждет в интернате? Может, именно в этом ребенке они нуждаются? Может быть, они уже любят его, просто пока не встретились?

Поділитися:
Інші новини
Хто шукає своє чудо? Ось воно! Новини
20 липня 2019
Хто шукає своє чудо? Ось воно!
Детальніше
10 анкет дітей, які чекають сім’ю на порталі «Сирітству – ні!» Фонду Ріната Ахметова Новини
18 липня 2019
10 анкет дітей, які чекають сім’ю на порталі «Сирітству – ні!» Фонду Ріната Ахметова
Детальніше
Діанка чекає на приїзд тата і мами Новини
13 липня 2019
Діанка чекає на приїзд тата і мами
Детальніше

Шукаю батьків