Я ознайомився із Політикою конфіденційності та даю свою згоду на обробку моїх персональних даних.

Політика конфіденційності
Всеукраїнський портал національного усиновлення
«Сирітству — ні!»
Rozvitok Rozvitok
Гаряча лінія
0-800-50-90-01



Виктор Белоусов: «Первые дети пришли к нам сами»

В детском доме семейного типа Раисы и Виктора Белоусовых сегодня воспитывается восемь детей. ДДСТ Белоусовых создавался в Луганской области, но с началом боевых действий на востоке Украины они вынуждены были покинуть родные места. Перебравшись в Киевскую область, пара взяла в свою семью ещё четверых воспитанников.

– До войны мы жили в Луганской области. Когда нам с супругой «тикнуло» по 30 лет, поняли, что своих детей аист нам уже не принесет, – рассказывает Виктор Белоусов. – Смириться с этим нам обоим было сложно. Я в своей семье был десятым ребенком, а у родителей моей жены было 13 детей. Зато с приемными детьми нам было проще. Нас не тревожил тот факт, что в нашем доме появились дети, и со временем их стало много. Наконец-то наступил период, когда мы стали родителями, для нас это было долгожданное счастье. Первые дети пришли к нам сами.



Собеседник вспоминает события 15-летней давности. Как-то супруга Виктора по пути из магазина встретила двух мальчишек, которые стояли и вроде ничего и не просили, просто смотрели на нее голодными глазами. Выяснилось, что живут они на соседней улице. Толику тогда было восемь, а его брату Саше – пять. Раиса дала им хлеба с колбасой и конфет. Глядя на неухоженных мальчишек она подумала, что хорошо бы их еще и отмыть да переодеть в чистую одежду. Дети жили на соседней улице вместе со своей мамой и бабушкой, которым было явно не до детей.

– Когда Толик и Саша поняли, что мы – те, кто может о них позаботиться, то стали буквально подкарауливать нас. Они ждали под воротами нашего дома, как бездомные котята, – рассказывает Виктор Белоусов. – Даже когда старший возвращался со школы, то сначала забегал к нам, а потом уже шел к себе домой. Мы их кормили, а когда наступили холода, стали подумывать о том, чтобы и приодеть.

Начался сезон дождей, и, увидев, что братья мокрые буквально с головы до пят, супруги пригласили их погреться. Раиса постирала и высушила одежду мальчишек. Когда ставила сушить обувь, поняла, что это ненадолго: подошвы ботиночек, которые детям были уже явно малы, треснули. Намотав ребятам на ноги кульки, женщина отправила их домой, но сама места себе не находила, думая о том, как бы мальчики не заболели.

– Мы стали осознавать, что созрели к тому, чтобы заботиться о детях, которых аист случайно принес не в тот дом, ошибся адресом, – рассуждает Виктор. – Нам тяжело было смотреть на страдания этих мальчишек. Мы помогали им выжить, но понимали, что забрать их к себе не можем, потому что официально у них есть мать, хотя ей эти дети безразличны. Но волею судьбы эти дети все же стали, можно сказать, нашими.

Через полгода со времени первого знакомства Белоусовых с несчастными братишками сожитель убил их мать. Соседи сообщили об этом Белоусовым, сказав, что мальчиков забрали в приют и намерены отдать в интернат. Виктор пошел в службу по делам детей, чтобы узнать, каким образом они с женой могли бы оформить опеку над этими сиротами.

– Мне ответили: «Забирайте их к себе хоть сейчас, а документы позже сделаете», – вспоминает собеседник. – Мы сразу забрали Толика и Сашу к себе домой.

Мальчики прожили в семье два года и быстро оттаяли, став домашними детьми своих заботливых родителей. А на третий год их опекуны почувствовали, что смогут стать семьей большему количеству ребятишек. И доходы, и жилплощадь позволяли.

– Я, узнав о таких формах устройства детей, как приемная семья и детский дом семейного типа, поехал в горисполком города Брянки, написал в службе по делам детей заявление о том, что наша семья готова взять на воспитание еще нескольких ребятишек, – рассказывает Виктор. – Но встретили меня там холодно и четыре года откровенно футболили, пока я не пожаловался на службу Брянки Юрию Павленко, который в то время был Уполномоченным Президента Украины по правам ребёнка. Лед тронулся. У нас появились 13-летняя Аня и ее 9-летий братик Святослав.

Вскоре семья Белоусовых перебралась в село Червоный прапор Перевальского района, где братья по вере помогли им купить большой дом. Там у Белоусовых появилась 8-летняя Танчека, затем – 4-летний Денис. Уже в 2014 году, незадолго до вынужденного переезда, семья пополнилась еще тремя детьми: 10-летними Кириллом и Алексеем и 6-летним Мишей.

Но в новом доме Белоусовы не прожили и полгода. В Перевальском районе начались боевые действия, и семье пришлось срочно переезжать на мирную территорию. Альянс «Украина без сирот» временно поселил Белоусовых в Черниговской области, а весной 2015 года они перебрались в Киевскую область, где братья по вере так же дали им временный приют и помогли приобрести участок земли, на котором Белоусовы возводят дом.

– Спешу закончить две комнатки, потому что у нас уже появилась внучка: наша старшая Анечка, которой сейчас 23 года, родила ребенка, но с женихом у нее не сложилось, она вернулась к нам, – рассказывает глава семьи. – И, конечно, пока у Ани не будет своей семьи, она с малышкой будет жить с нами. Родители не выгоняют своих детей, если детям некуда идти. До войны мы за четверых своих старших воспитанников были спокойны: у всех было жилье. А теперь и нам, и детям пришлось начинать все сначала: создавать себе новое место для жизни, искать жилье, работу...

«Первенец» Белоусовых, старший из братьев, Толик, которому теперь уже 22 года, женился и живет вместе со своей женой в Харькове, работает на стройке, самостоятельно обеспечивает свою семью. Младший брат Толика, Саша, которому уже 19, работает на автомойке под Киевом, там же и снимает себе жилье уже самостоятельно. 16-летняя Таня учиться в коллеже, она вернулась в свою семью, которая теперь проживает в Одессе.

В детском доме семейного типа Белоусовых сегодня живут восемь несовершеннолетних детей, Аня с ее малышкой и трое взрослых: супруги забрали с собой 93-летнюю мать Виктора.

– В прошлом году мы приняли еще четверых детей: 7-летнего Даниила и 6-летнего Диму, 15-летнего Ивана и 13-летнюю Анастасию, – рассказывает Виктор Белоусов. – То помещение, в котором мы временно проживаем благодаря своим единоверцам, позволяет нам разместить всех. Но, честно сказать, брать детей до окончания нашей стройки, мы не планировали. Но вдруг нам позвонили из районной службы по делам детей и как бы в шутку предложили: «Тут «ваших» детей привезли, может, возьмете?» Оказалось, что двое братишек эвакуированы из интерната в зоне АТО в Донецкой области, а девочка – из интерната в Луганске, а Ваня точно не «наш» – Ваня местный, у него умерла мама, и он год провел в интернате. Но какое это имеет значение? Все эти дети настрадались. Как было их не взять?

Белоусовы рассказали, что, когда они побывали на тренинге для приемных родителей и родителей-воспитателей, который в рамках программы «Сиротству – нет!» организовал Фонд Рината Ахметова, то им стало легче понять поступки своих воспитанников, которые, конечно, не всегда радуют.

– Нам с женой, как выросшим в многодетных семьях, не было тяжело от того, что наша семья растет, что нам нужно заботиться о детях, которые не видели в своей жизни ничего хорошего, – рассказывает Виктор. – А вот сами дети между собой, случалось, вздорили. В такие моменты мы всегда говорили им о том, что все мы – одна семья, у нас общий дом и придется мириться друг с другом, деваться некуда. На тренинге мы поняли, как можем помочь нашим воспитанникам справиться с той детской травмой, которую они получили в своих биологических семьях, где о них не заботились. Тренер справедливо заметила, что даже самый лучший интернат не заменит ребенку семью.

Поделился с участниками тренинга своими наблюдениями и сам Виктор Белоусов.

– За прожитые мною полвека я заметил, что из выпускников интерната единицы благополучно трудоустраиваются, – отметил собеседник, – даже если воспитанник интерната получил образование, специальность. Но когда дело доходит до трудоустройства, то мало кто из них хочет работать и удерживается на одном месте работы. Ведь интернат выращивает потребителей, потому что этих детей, что называется, «кормили с ложки» там. Пришел в столовую, поел, ушел. А в семье, если хочешь покушать, сначала дай маме и папе время заработать на это деньги: убери дом, пока они на работе, покорми животных, если есть живность в хозяйстве. Потом родители дадут тебе денежку, и ты пойдешь в магазин. И там ты не будешь покупать то, что не нужно, потому что денег у тебя будет ровно столько, сколько нужно для того, чтобы принести продукты для приготовления обеда на всю семью: для мамы с папой, для дедушки с бабушкой, для тебя с братиком и сестричкой. И когда мама будет готовить еду, нужно будет помочь ей: и приготовить, и накрыть на стол, и убрать после еды посуду, и помыть ее. В семье ребенок видит и осознает полный жизненный цикл, постигает его и перенимает. И так из поколения в поколение.

Когда у нашей Анечки с ее молодым человеком брак не сложился, мы все за нее переживали, поддерживали ее, как могли. Она вернулась домой, еще не зная, что беременна. А когда поняла это, то уже отчетливо осознавала, что будет заботиться о ребенке сама, без помощи отца ребенка. Возвращение Ани домой было уроком всем нашим детям. Они поняли, что семья – это то место, куда можно вернуться, где тебе помогут в трудную минуту. А чтобы тебе всегда были рады в отчем доме, нужно строить свои отношения в семье на взаимном уважении и заботиться друг о друге.

Поділитися:
Інші новини
Хто шукає своє чудо? Ось воно! Новини
20 липня 2019
Хто шукає своє чудо? Ось воно!
Детальніше
10 анкет дітей, які чекають сім’ю на порталі «Сирітству – ні!» Фонду Ріната Ахметова Новини
18 липня 2019
10 анкет дітей, які чекають сім’ю на порталі «Сирітству – ні!» Фонду Ріната Ахметова
Детальніше
Діанка чекає на приїзд тата і мами Новини
13 липня 2019
Діанка чекає на приїзд тата і мами
Детальніше